Category: общество

J Nash

(no subject)



Чашмони гамгин, риши ранги мошу биринч ва лабони хандон ба чехраи у боз зебоиеро илова мекарданд. Бо хоксорие дасти хозиринро мефушурд ва ба чашмони гамгин чашм ва дили онхоро мучуст, фориғ аз он, ки махбуби дили хазорон аст. Дер боз аст, ки дар ватан набуд, киёфахои ошноро намедид ва лахни зебои точикиро нашунида буд, мисли булбуле буд, ки аз бустон чудо мегашт. «Ман Точикистонро ягон вакт тарк нагуфтаам, калби ман хамеша дар Точикистон аст» буд посухи у ба як рузноманигор, ки аз у суол кард, ки: «Кай ба Точикистон омадед». У ошики Точикистон аст, Точикистоне, ки ончо вакт бо суръати комилан дигар харакат мекунад, оханги мусики хеле нарм асту махфуми шеър хам амиктар. Рохи у рохест нотамом, пур аз чустучу, саршори оханги ноб ва табиати озоди. Ин рох уро хамеша руи сахна меорад: руи сахнаи зиндаги...
Оханг ба шеъри Рудакии бузург дар толор танинандоз гашт.. Дило то кай хамечуи манеро...



P.S. Навиштаи боло хотираест аз вохури бо Далер Назар, ки соли 2002 дар Душанбе доштам. Имруз зодрузи ин марди бузурги санъати Точик аст ва мо ба у аз даргохи Яздони Пок рузгори хуш ва дили пур аз фарахро талабгорем. Овозат хастагиро набинад ва замона ба комат бод...
  • Current Music
    Dilo to kay hamejui manero
J Nash

Слава России

На вопрос «НГ» о критериях отбора в в Движении против нелегальной иммиграции (ДПНИ) лидер организации Александр Белов ответил так: «Достаточно принести одно ухо таджика – и можно вступать».

Независимая газета 

J Nash

www.yagnob.org

60,72 КБ

Долина реки Ягноб берёт начало примерно в 105 км к северу от столицы Таджикистана города Душанбе, сразу за перевалом Анзоб (3372 м), и имеет протяжённость около 60 км. Ягноб образуется от слияния рек Кумбиль и Барзенга, берущих начало в ледниках горного узла Такали. Река Ягноб течёт параллельно реке Зервашан и отделяет Зеравшанский хребет от Гиссарского.
Ущелье реки Ягноб.


Верхняя часть долины славится своими альпийскими и субальпийскими лугами, но населения с постоянным местом жительства здесь нет. Только в летнее время чабаны пригоняют сюда пастись скот.

В среднем течении реки, где долина сравнительно широкая и открытая, имеются небольшие селения, на высотах около 2–3 тысяч метров, в которых живут ягнобцы – особая группа таджиков, прямых потомков согдийцев. Язык их – один из малоизученных диалектов древнего согдийского языка, на котором говорили представители части предков современных таджиков до завоевания арабами в VII–VIII веках Центральной Азии. Сейчас ягнобцы общаются на двух языках – своём, относящимся к восточно–иранской группе, и таджикском. Причём ягнобский язык непонятен для таджиков.

Примечательно, что «хранительницами» редкого языка являются женщины, так как в общении они предпочитают говорить на родном языке, в отличие от мужчин, которые отдают предпочтение таджикскому.

В конце 60–х годов XX века жители Ягноба были переселены в долины для того, чтобы заниматься там хлопководством. И только после распада бывшего Советского Союза ягнобцы стали возвращаться для постоянного проживания в родные места.

Традиционные жилища в местных селениях (а их в долине более 30) построены из сланцевых плит и состоят из многочисленных жилых и хозяйственных помещений, часто объединённых под одной крышей, где хранятся запасы топлива и корма для скота. Потолок поддерживают резные балки; в стенах устроены ниши для домашних вещей. Печи и камины – обязательная принадлежность всех жилых помещений.

Несмотря на то, что ягнобцы в наши дни являются приверженцами мусульманской религии, они сохранили некоторые доисламские воззрения, связанные с древними языческими представлениями, зороастризмом (огнепоклонничеством). Так, например, и теперь в Ягнобе запрещено задувать огонь ртом; многие праздники сопровождаются прыжками через костёр; невесту, входящую в дом жениха, встречают с зажжённым светильником, предварительно обводя её вокруг костра. У некоторых из многочисленных мазаров (святых мест, усыпальниц святых) местные жители оставляют небольшие керамические фигурки животных – овец, лошадок, горных козлов, которые согласно поверью оживают по ночам, спускаются к реке и вступают в единоборство. Если на следующий день обнаруживается, что оставленная кем–либо фигурка разломана, то это означает, что святой не принял жертву.

Photo by M. Romanyuk