manusch (manusch) wrote,
manusch
manusch

PR ot Dodo Atovulloeva

 

 

 

 

 

ПИСЬМО ВСЕВЫШНЕМУ

Почему никто не покарает, кто сделал наш век – каменным, а жизнь хуже смерти?

 

15 лет тому назад неизвестный директор совхоза стал главой моего государства.

15 лет я пишу и говорю о том, что этот преступник сделал со мной, с моим народом, с моей страной.

15 горьких лет.

15 лет мой народ не живет в родной стране: одни покинули ее, а оставшиеся там тоже не живут. Они стараются не умереть. И у них это плохо получается.

 

15 лет вокзалы и аэропорты были моим вторым домом. Москва, Вашингтон, Лондон, Тегеран, Берлин, Вена, Ташкент, Торонто, Исламабад, Брюссель, Кабул, Алма-Ата, Париж, Бишкек, Ашхабад. Куда только не привозил я боль и страдания своего народа, слезы детей и стариков, и тома преступлений кровавого режима...

Я встречался с сенаторами и конгрессменами, общественными деятелями и просто влиятельными людьми, министрами и правозащитниками, главами государств и представителями средств массовых коммуникаций. Они поразили меня только вежливостью. Больше – ничем. Они слушали, но не слышали.

15 лет.

15 лет надежд и разочарований.

15 лет и один урок: никому нет дела до меня.

Никому нет дела до тебя.

Никому нет дела до нас.

15 лет я пишу и кричу о том, что этот директор совхоза сделал с моим народом, с моей страной, со мной. Но мир не видит мои горькие буквы, и не слышит криков отчаянья. У чужой боль всегда другие масштабы. Да и не знать всегда проще, поскольку не знание не требует действий. И переживаний. Значит, можно жить – спокойно.

Проще не знать, про бабушку Биби, которая жила в лагере таджикских беженцев в Мазори Шариф. Ее родной дом сожгли боевики Рахмонова, а семерых детей увезли. Они исчезли. Она пошла искать их, и оказалась в лагере для беженцев. Она ищет их до сих пор, свои мальчиков. Кто скажет, сколько матерей потеряли своих детей, сколько их, безутешных, живут в постоянном ожидании весточки, знака, голоса? Только никто к ним не вернется. Потому, что их уже – нет.

Проще не знать, про девочку, которая появилась на земле, но не успела получить даже имя. Она ничего не успела. Только пару раз вздохнуть. Потому, что как раз в этот момент в родильном доме отключили свет – понадобились дополнительные мощности алюминиевому заводу. Свет ушел туда, а в роддоме пропал. И девочка пропала. Что делать, президенту больше нужен металл, чем люди.

 

Понимаете, таджики научились копать могилы для маленьких детей. Этот не прожил и минуты. Кто-то не дотянул до года. Третий едва научился говорить. А ведь умер ребенок – перестали жить и родители. В крошечные могилки зарывают как минимум три сердца. Может поэтому моя родина становится все бессердечнее?

 

Умед – мой незнакомый товарищ. Он пишет из тюрьмы. О себе и о тех, кто рядом, кто разделяет с ним нечеловеческие условия жизни в застенках. Бьют, истязают, кормят отбросами. Он в письме кричит о помощи. Он умоляет обратиться к Бушу, Меркель или Путину. Ну, как я могу объяснить ему, что им просто нет дела до него? Что – всем на свете нет дела до какого-то таджикского пацана в какой-то вонючей таджикской тюрьме?

Поэтому я не обратился ни к кому. И письма Умеда – сжег. Все равно их не прочитает никто.

 

Не обижайся, Умед.

Не сердись.

Нам все равно, никто не поможет. Да и услышать нас может только один…

Вот поэтому и пишу я письмо... Всевышнему.

 

***

Худое! Худовандо! О Всемогущий и Всевышний!

Жизнь для моего народа стала адом. Ты прости мне мое косноязычие – но боль не выбирает слов. Мне так много хочется сказать, но я не знаю, как. 15 лет я просил всех и – все бесполезно. Может быть, я не умею объяснять? Но тогда объясни мне, если в ад попадают за грехи, совершенные в жизни, то почему мой народ попал в ад, только за то, что родился в Таджикистане?

Почему один человек определяет жизнь миллионов? Никогда и никто не издевался так над собственным народом. Иблис, Шайтан, Сатана – такие прозвища надо уметь заслужить, но именно так таджики называют Эмомали Рахмона.

Люди говорят, что этот дьявол осмелился идти против тебя. Потому, что его бандиты убивают только за то, что человек молится. Только представь: люди разговаривают с тобой, а им пулю. В затылок.

Мой народ – наивный. Они даже полагают, что этого дьявола ниспослал им ты за какие-то неведомые прегрешения. А что еще они могут думать, если жгут священные книги? Если танками разрушают мечети и молельные дома….

 

 

 

Парвардигоро! Подшохи Човидоно! Если ты наказал таджиков за прегрешения, то от чего не наказан он, наш дьявол? Или он менее грешен, чем мой народ? Он принес столько несчастья и невзгод, что не перечислить и за день.

Всевышний, ты можешь простить ему все – на все твоя воля. Не прощай ему только одно – в сердце каждого таджика он поселил ненависть.

Он натравил брата на брата, отца на сына. Он раздул пламя гражданской войны, в которой погибло 150 тысяч человек. Он выгнал людей из своих домов и заставил их покинуть свою родину – и они живут вне тепла, вне мамы, вне детей, вне жены, вне отца. Вне всего, что вмещает в себя понятие – Родина.

В нас осталось так мало любви, что мы уже почти, что не люди….

 

***

 

Почему, мы должны уносить свою боль куда-то вдаль? Кому она нужна – чужая? Мы должны собрать ее в родной стране. Она должна жить в нас. И будить нас.

Мы должны каждую секунду помнить, что банды Рахмона отрезали людям уши, вырывали зубы, жгли бороды у тех, кто свято верил в Бога. Его визирами, советниками стали такие же как он – ученики Дадджола - Беса

Мы никогда не должны забывать, что его люди убивали священников, поэтов, мудрецов. Насиловали наших жен. Подносили их в подарок чужим солдатам и генералам, поддерживающих их неправедные дела.

Мы всегда должны видеть ученых, копающиеся в мусорных ямах и детей, умирающих от голода.

Мы должны навсегда запомнить тот день и час, когда на нашей Родине исчезли улыбки.

Наша боль нужна только нам самим, потому, что избавиться от нее мы можем только сами. Потому, что только мы сами виноваты в том, что соглашаемся так жить.

 

Сначала я испугался этой мысли. А потом, вдруг, подумал – а не верна ли она? Может мы сами и виноваты во всем?

Виноваты, одни своим молчанием к злу, другие – равнодушием?

Почему мы не можем объединиться?

Кто заставляет нас называть этого сатану Его Превосходительством? Чаноби Оли?

Кто признает и боится Всевышнего, тот не должен бояться никого и ничего. Так почему же мы боимся?

Ведь сказано в святом писании: Борьба со злом – самая святая борьба.

Есть три степени этой святой борьбы:

1. Сказать правду в лицо тирану-правителю.

2. Вступить в борьбу с тираном, отдавая все свое имущество и богатство.

3. Не жалеть на этом пути своей жизни.

А мы?

Наши политики попрятались под юбками своих жен. Они там нашли воздух свободы, теплое убежище, и уже никто их оттуда не выгонит. Наши бизнесмены обросли жирком, и бегают по разрешенному маршруту кухня-туалет.

 

 

А где интеллигенция? Можно подумать, что быть интеллигентом это, значит, носить костюм от Версаче и галстук от Черутти, иметь дома полки, заставленные умными книгами и защитить диссертацию. Интеллигенция это не сумма знаний, а их применение. А сегодня это должно проявляться в нетерпении к несправедливости... Свободу надо защищать, а не диссертации. А если на это не способны, то хотя бы подать голос протеста против произвола и бесчинства.

А остались ли у нас мужчины? Где ты Кова? Где ты Рустам? Где таджикский Че Гевара? Неужели мы все превратились в Джамшуда и Равшана?

История показывает, что ни одна нация в мире не добилась свободы,

независимости и достойной жизни без борьбы. Напомню: лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой.

Каждый день. А мы – ни разу.

 

 

 

***

 

 

15 лет.

15 лет и 150 лет ушли назад.

Дома без света – это Таджикистан.

Дома без тепла – это Таджикистан.

Умирающие дети от недоедания – это Таджикистан.

Ученые, копающиеся в мусорных ямах – это Таджикистан.

Разбросанные по всему миру в поисках куска хлеба мужчины – это Таджикистан.

Лица без улыбки – это Таджикистан.

 

 

Кирдугоро!

В твоих руках и Небо и Земля.

Ты сотворил человека по образу и подобию своему.

Твоими руками вращается его Судьба.

Мы падаем ниц пред Тобою и умоляем.

Избавь нас Господи от сына дьявола Рахмона.

Нас от него.

Или его от нас.

 

 

 

.

 

 

P.S. Офтоби Бегурубо!Шахриёро!Зулчалоло!

Когда материал готовился к печати от Ангелов пришла SMSка: «Если вы на пути справедливости, Всевышний поддерживает ваши устремления и начинания!»

 

 

Дододжон АТОВУЛЛОЕВ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments